Максим Сабиров: «Испанские козы компактные, но рентабельные»

Козья ферма на Гремячем ключе

Они миниатюрны, но обладают большим умом. У них горделивая осанка, но они добры и любят ласку. Они отлично чувствуют себя и на каменистых склонах гор Сьерра-Невада и на просторах Среднерусской равнины. Они – знойные брюнетки-испанки, козы Мурсиана Гранадина

Эта порода коз является старейшей на Пиренейском полуострове, происходит от одомашненного пиренейского козла. Название получила от двух провинций – Мурсиа и Гранада, где стала особенно популярна. Большую часть производимого молока этих коз используют для производства сыра. Особенно любят испанцы сыр «Queso de Murcia al vino» (сыр с вином).


В Россию Мурсиана Гранадина завезены совсем недавно, но у породы среди козоводов уже появились свои поклонники. Пока мурсиков, как ласково называют своих питомцев владельцы, можно встретить, в основном, в небольших хозяйствах. Козы дорогие, и не все любители могут сразу приобрести большое поголовье. В основном, на подворьях можно увидеть две-три козы Мурсиана Гранадина и потомство от них.

Но есть и крупные (по меркам начального этапа популяризации породы) хозяйства. Одно из них КФХ «Гремячий ключ» в Сергиево-Посадском районе Московской области. Фермер Максим Сабиров не первый, кто приобрел коз этой породы, но сегодня его поголовье Мурсиана Гранадина одно из самых многочисленных в стране.

Гремячий ключ – место уникальное, святое. Источник представляет собой несколько ключей, бьющих из известняковой породы отвесного склона. Перепад высот около 11 метров, получается небольшой живописный водопад. Согласно легенде, источник возник благодаря молитве Сергия Радонежского. Сегодня подходы к водопаду благоустроены, сооружены купель, храм и часовня, по склонам установлены лестницы. Водопад является подворьем Троице-Сергиевой лавры, местом паломничества, а также популярным туристическим объектом.


Здесь, в селе Взгляднево, успешный юрист из Сергиева Посада Максим Сабиров несколько лет назад купил участок под строительство дома. В семье родились дети, и встал вопрос о здоровом питании натуральными продуктами. Где их взять? Конечно же, вырастить своими силами. Участок в шестьдесят соток, в пойме реки Вондига, буквально в двухстах метрах от монастыря – благодать!

Поначалу в хозяйстве Сабировых было много разной живности – хотелось и курочек, и перепелок, и свинок, и кроликов, и молочную козочку. На семейном столе появились натуральные продукты – яйца, молоко, мясо. Но в 2015 году Максим узнал о новой программе поддержки сельхозпроизводителей «Начинающий фермер» и решил попробовать свои силы в фермерстве. В местном управлении сельского хозяйства Сабирову обрадовались – он первый пришел заявить о своей готовности побороться за грант, до него желающих поучаствовать в незнакомом, рискованном проекте желающих было мало.

Помогли разобраться, составить документы, пройти все процедуры оформления – и полтора миллиона рублей государственных денег начали работать на развитие хозяйства нового фермера. В Ставропольском крае Сабиров купил десять племенных зааненских коз, а на остальные деньги построил сарай для содержания животных, приобрел оборудование для небольшой сыроварни и малолитражный грузовик. От перепелок, хрюшек и прочих обитателей подворья пришлось избавиться, времени теперь хватало только на коз.

Когда закончился отчетный период по гранту, Сабиров был уже известным в районе фермером, продукцию которого распробовали и в Сергиевом Посаде, и в окрестных поселениях. Отчитавшись за успешно освоенные государственные деньги, Максим Сабиров подал заявку на грант «Семейная ферма» и получил снова деньги и постоянную отчетность. Плюс налоги на официально трудоустроенных по требованию гранта работников и оплату бухгалтера.

Сумма гранта на этот раз составила одиннадцать миллионов четыреста тысяч рублей, к которым по условиям софинансирования добавились собственные средства фермера в объеме двадцати процентов от суммы гранта. Тут и начинается интересная история с приобретением необычных для здешних мест коз.


– Планировал снова купить зааненок и немного коз других пород, которые есть в районе, для разнообразия и сравнения, – рассказывает Максим Исмаилович. – Зааненская коза считается самой удойной и адаптированной для промышленного содержания, работаю с породой уже пять лет. Но, оказалось, чтобы купить зааненок в нужном количестве, нужно с осени бронировать под себя будущих козлят, внеся предоплату.

А с чего предоплата, если грант еще не получен? Весной свободных козлят-зааненцев в племхозяйствах не оказалось, и я оставался без поголовья, а, значит, с проблемами. В любой момент с меня могли потребовать отчет о покупке. И в это время от козовода из Мытищинского района поступило предложение купить поголовье крытых коз Мурсиана Гранадина. Я поехал, посмотрел и купил девяносто голов. И сразу влюбился в этих красавиц. Козы компактные, их рост и вес на двадцать-тридцать процентов меньше, чем у зааненок (самец весит около 50-60 килограммов, самка 30-50 прим.)


Места, соответственно, они занимают меньше. Молока дают меньше, но в этом есть плюс. По жирности молоко мурсиков достигает шести процентов, а у зааненок даже на пике дойки молоко бывает не выше четырех процентов жирности. Молоко мурсиков востребовано сыроварами, а молоко зааненок больше питьевое, его характеристики более скромные. Что выгоднее – много нежирного молока или пусть меньше, но жирного? Считаем: мурсики едят меньше, на корма затраты невысокие, в помещении, где содержатся восемьдесят зааненок, можно держать сто двадцать мурсиков, при этом цена жирного сырного молок выше, чем питьевого нежирного, и сбыть его проще. Выгода за Мурсиано Гранадина. К тому же, по характеру мурсики контактные, ласковые, козлики неагрессивные. У зааненок, бывает, козел так поддаст, мало не будет. А мурсики – животные спокойные, никакой опасности от них нет.

Сегодня в хозяйстве Сабирова сто восемьдесят голов коз, это общее поголовье. Мощности хозяйства хватит на содержание трехсот пятидесяти голов дойного стада или пятиста голов вместе со шлейфом. Пасутся козы рядом с хозяйством. Вдоль реки есть свободная земля, два с половиной гектара. Несколько лет Сабиров пытается оформить эту землю в аренду, за свой счет провел межевание, поставил участок на кадастровый учет.

Оказалось, что при межевании десять процентов участка оказались землями населенного пункта, при этих обстоятельствах оформить аренду не получается. Сейчас администрация района вместе с фермером пытаются найти решение этой непростой задачи. Вопрос на рассмотрении в районном управлении архитектуры и строительства. Если внести корректировку в генплан и перевести эту землю в земли сельскохозяйственного назначения, то проблему можно решить. Но, по словам фермера, на это нужно еще года два времени. 

И это не единственная задача, над решением которой работает фермер. От правительства Московской области Сабиров получил в аренду сто двадцать гектаров земли для заготовки кормов. А тем временем стоят остатки бывшего совхозного коровника. Здания полуразрушенные, если срочно не заняться их ремонтом, рухнут совсем, территория заросла борщевиком. Но есть плюсы: на участке проложены все коммуникации – вода, свет, газ, канализация. Это, конечно, требует восстановления, но при умелых руках все заработает снова.


– Кроме меня желающих арендовать это «имущество» нет, – делится проблемой Сабиров, – а я пятый год прошу отдать мне эти руины в аренду. Если в этом году не получится, то далее смысла нет – все рухнет окончательно. Решение вопроса стопорит бюрократия. За время моих обращений сменилось три министра имущественных отношений, без счета сменяются их заместители, делопроизводители. То одному чиновнику передадут мое дело, то другому, но решения не принимаются.

Затем чиновник увольняется и мне приходится заново писать, просить, ждать. Оценку несколько раз уже делали, тянут с решением, за это время оценка становится недействительной, делаю заново. Но последний ответ все-таки обнадеживает. Сообщили, что в сентябре планируется конкурс, на котором этот участок будет выставлен под аренду. Буду единственным претендентом – заберу.

Я столько потратил средств и нервов на это, что ни с кем торговаться не буду. Туда надо вкладывать много миллионов. Но у меня есть и желание, и опыт, и финансы. Я уже вырос из маленького хозяйства, хочется развития. Ресурсы этого участка позволяют содержать стадо до полутора тысяч голов. Здесь можно заниматься товарным поголовьем, а существующую ферму сделать базой для племенной работы, получить статус племенного хозяйства. Такое стремление есть.


К содержанию коз Максим Сабиров подходит ответственно. Построено новое теплое помещение, зимой температура воздуха в нем не опускается ниже восьми градусов тепла даже при сильных морозах, предусмотрен обогрев под полом на экстренный случай, но пока пользоваться им не пришлось. Мурсиана Гранадина козы выносливые, с крепким иммунитетом, могут переносить и жару, и холод, но как все животные, конечно же, лучше чувствуют себя в комфортных условиях.

Здание стоит на фундаменте из врезных свай, благодаря которым строительство стало возможным на склоне. И даже это использовано в плюс – легче поддерживать чистоту в помещении. Уборка проходит каждые два дня, вывозится навоз, на дощатый пол настилается свежая солома. В помещении нет неприятного запаха. Готовится к запуску первая очередь доильного зала со станком на двенадцать голов, с молокопроводом и охладительными танками.

Приобретена станция выпойки молодняка. Как отмечает Максим Исмаилович, основная задача в этом направлении максимально автоматизировать все рабочие процессы, полностью уйти от ручного труда и уменьшить затраты на содержание, ранее для выпойки приходилось нанимать отдельного работника.


Козы содержатся по группам: дойные, молодняк, козлики. Есть особая небольшая группа в три головы – гермафродиты. Как объяснил Максим Сабиров, эти животные помогают определить коз в охоте. Поэтому они остаются в стаде на пожизненном содержании, а всего три таких случая за несколько лет работы абсолютно в рамках нормы. Сейчас, когда ферма нацелена на круглогодичное производство молока, такие помощники в системе воспроизводства не помешают.

В предыдущие зимы молока на ферме не было. В ноябре-декабре зааненки запускались, и после окотов в январе-феврале нужное количество товарного молока появлялось только в марте. Сбыта соответственно нет, живых денег нет, коза не станок – не остановишь, есть хочет каждый день. На содержание коз в зимний период приходилось откладывать летние заработки.

После приобретения мурсий (еще одно название породы, бытующее среди козоводов) проблема решилась. Мурсиана Гранадина животные полиэстральные, в охоту могут приходить независимо от времени года. Сабиров поделил репродуктивных коз на три группы с разными сроками запуска и окота, и теперь молоко на ферме есть каждый день. Это помогает и справится с окотами своими силами, без привлечения посторонней помощи. Мурсиям котиться сложнее, чем другим породам, нужен контроль при окоте. Козы недешевые, без внимания не оставить.


– Даже выбраковать коз у меня не поднимается рука, – показывает нам своих любимцев Максим Сабиров. – Пускать на мясо коз, которые мне уже не нужны, не могу. Если для промышленного производства коза уже не подходит, то для личного подворья хорошая племенная коза пригодится. Я недорого продаю их, но больше просто отдаю желающим, с условием, что это именно дойная коза, не на мясо.

А вот козликов на мясо держим. Перспективных оставляем на воспроизводство, остальных кастрируем в полтора месяца и по мере необходимости режем, но не на продажу, только для семьи, друзей. Всех коз, кстати, обезроживаем, но не прижиганием, которое я считаю жестоким методом, а специальными резинками, они надеваются на рожки и не позволяют им развиваться. Только одна коза у меня с рогами – Матильда. Это самая первая коза, заслуженная, пусть с рогами ходит.

Помимо зааненских коз и Мурсиана Гранадина, на ферме есть нубийские козлики, для экспериментов. В одном из загонов жуют сено золотистые длинноухие козочки, метисы зааненских коз и нубийских козлов, первое потомство. Цель такого смешения получить молоко по вкусу и жирности как у нубийских коз, а объемами как у зааненских. Как рассказывает Максим Исмаилович, многие козоводы смешивают эти породы, но результаты у всех выходят разные, все зависит и от условий, и от кормления.

– Каждый день мои козы съедают кормов на три тысячи рублей. Но мне важна не стоимость, а качество кормов. Купить хорошее сено и зерно в нашей местности задача трудноразрешимая. Даже дорогое сено отвратительного качества, а зерно с плесенью, и при выращивании, думаю, химии на посевы льют не мало. Последнее время очень часто отправляем корма назад продавцам. В этом году у меня три козы сбросили козлят на поздних сроках. Причина – отравление микотоксинами, которые были в покупном корме.

При стоимости семимесячной мурсии в сто тысяч рублей, потеря трех неродившихся козлят финансово ощутима. Нужно производить свои корма. Как раз вовремя выделили землю, о которой говорил выше. Хоть и далеко от фермы, но будем ездить вахтами, вагончик ставить. Ресурсы участка позволяют заготавливать корма не только для собственных нужд, но и на продажу, а это дополнительный доход.

Для производства кормов у Сабирова есть все: небольшой трактор, косилка, грабли, присмотрел сеялку для зерновых. Со следующего года будет сеять зерно, а в этом году накосит сена, трава на участке хорошая.
В рационе коз ячмень, овес, кукуруза, горох, семена льна и подсолнечника. Пока Сабиров дает животным целое зерно. Но уже заказал оборудование для плющения зерна. Расплющенное зерно лучше усваивается, такой корм экономнее. Получают козы натуральный минерально-белковый комплекс, соль. А на зиму фермер вяжет веники из веток клена, ивы, березы. Козы любят такое лакомство не меньше сена. 

– Стремлюсь полностью перейти на экологически чистые корма, поэтому и буду выращивать все необходимое самостоятельно. Знаешь, что из чего выросло, что применял, как хранил. При наличии своих кормов я смогу получить для своей продукции статус органической. В Сергиевом Посаде создается специализированный центр по сертификации, и у моего хозяйства есть шанс стать одним из первых получателей сертификата органической продукции. Для этого нужно, чтобы в производстве не применялись пестициды и удобрения синтетического происхождения, ГМО, гормоны и искусственные пищевые добавки. Так как я сам против всего этого, то получить статус эко-фермы и производителя органической продукции у меня получится без проблем.

Кстати, за рационом коз на ферме следят два зоотехника, ученые из Тимирязевской академии. Где еще встретишь, чтобы за тем, что жует коза на ферме, следил доктор биологических наук? Сыровары народ требовательный, малейшее изменение в качестве молока и покупатель уйдет искать нужные показатели у другого фермера. На ферме Сабирова также организовано небольшое производство простых, быстрых в приготовлении сыров, – примосале (ит. Primo Sale – первая соль), брынзы, халуми, все то, что не требует времени на созревание. «Сыры, зреющие по полгода, – это деньги, которые не работают. У кого есть возможности – ждут, у меня такой возможности нет. Мне надо сделать и продать, чтобы деньги работали, а не лежали в сырных погребах», – объясняет свою позицию Сабиров.

Сегодня ферма продает около двухсот литров козьего молока в сутки, остальное идет на собственное производство. При помощи администрации района продукция фермера – пастеризованное молоко в обрабатываемой ультрафиолетом таре (ПЭТ-бутылках) с форменной этикеткой – появилась на прилавках большой федеральной торговой сети. Сыры реализуются под заказ, их охотно покупают маленькие магазины, рыночные точки. Но впереди у фермера новые цели.

Кооператив козоводов, который возглавляет Максим Сабиров, в декабре прошлого года получил грант на развитие. Это семнадцать миллионов рублей плюс сорок процентов от суммы гранта собственных средств четырнадцати членов кооператива. Общее кооперативное поголовье составляет полторы тысячи коз, из них восемьсот голов дойного стада. На эти средства решено построить сыроварню-магазин во Взгляднево. Расчет на туристов, которые приезжают в Гремячий ключ на источник. Место популярное, что говорить о летнем сезоне, если зимой на Крещение в монастырь приезжают около сорока тысяч человек.

Многие знают про козью ферму, заходят, спрашивают молоко и сыр. Этот туристический потенциал нужно использовать. Когда-то на монастырском подворье стояла палатка, где фермеры продавали свою продукцию. Но при реконструкции палатка не вписалась в новый архитектурный облик подворья, и кооператив лишился точки сбыта. Сегодня на пути туристов выросло новое здание – просторный магазин со стеклянной стеной, за которым происходит процесс варки сыров. Покупатель сможет увидеть, как делается сыр, узнать о тонкостях производства, определиться с сортом, которых здесь теперь будет больше – приглашены профессиональные технологи.

– Хотим успеть открыться в июле, чтобы по максимуму использовать плюсы туристического трафика, – показывает проект сыроварни-магазина Максим Исмаилович. – Помимо современного оборудования для переработки, будем покупать лабораторию для оценки качества молока. У нас в районе нельзя сдать козье молоко на анализ, все приборы в специализированных организациях откалиброваны под коровье молоко. Приходится возить молоко раз в десять дней на анализ в Москву, без этого нельзя получить сертификат и отгрузить товар в сети, а стоит такой анализ 4500 рублей. Также планируем производить варено-копченую колбасу из мяса козликов, купаты.

Делали пока для себя – вкусно, но, учитывая сколько мы вкладываем в откорм, колбаса будет недешевая. Есть еще проект, пока мало про него рассказываю, больше как идея. В Сергиевом Посаде предлагают новое здание со всеми коммуникациями, в котором можно организовать сыроварню с большой мощностью. Одна из задумок, чтобы любой козовод смог обратиться на новое предприятие и переработать свою продукцию. Не секрет, что в цивилизованном мире нет такого, чтобы один и тот же фермер и корма готовил, и коз доил, и сбытом занимался, и еще и сыры делал.

А у нас фермеры универсальные. Я считаю так быть не должно. Фермер должен делать хорошее молоко, которое заберет машина и увезет к другому предпринимателю на переработку. Каждый должен заниматься своим делом. Но пока у нас так, и не у всех козоводов есть возможности купить хорошее оборудование для производства сыра, и если возникают проблемы со сбытом молока, как было в этом году, то сыр – отличный способ сохранить продукцию, не потерять деньги. Хочу, чтобы у каждого была такая возможность.

В кооперативе собрались не просто производители, а действительно энтузиасты своего дела. Сообща решаются любые вопросы – по кормам, по сбыту, юридические. Сейчас, после получения гранта, кооператив начинает обрастать техникой. И если в этом году стопроцентно обеспечить кормами всех членов кооператива вряд ли удастся, то в следующем году по поводу кормов можно не беспокоиться.

Когда мы подъезжали к Гремячему Ключу и Взгляднево, припаркованные в поле машины стали встречаться километра за три до монастыря. Многие паломники оставляют машины и идут пешком, ближе можно и не найти места для парковки, огромный поток людей. А вот дороги хорошей нет – разбитая грунтовка с глубокой колеей, если пройдет дождь, не проедешь. Тринадцать лет Сабиров бьется с администрацией за дорогу, и вроде бы дело сдвинулось – первые работы по укладке асфальта уже начались, дорогу (асфальтовую, в две полосы, с тротуаром) обещали сделать к следующему году. А хорошая дорога – больше туристов.

– Я доволен, что купил мурсиков, хотя немало есть немало скептиков среди козоводов, считают, что порода, дающая мало молока, не годится для содержания на большой ферме. Но мои козы дают, в среднем, по три литра молока, себестоимость которого, с учетом потребляемых кормов, ниже, чем у высокоудойных коз другой породы. Козы, дающие свыше шести литров, со стелящимся по земле выменем, считаю, вообще не нужны. За ними нужно постоянно ходить, пылинки сдувать, следить за каждым шагом. Весь плюс в удое не стоит таких стараний. Козы — это уже главное дело в жизни, основной доход, – говорит юрист Сабиров. – Рентабельность фермы пока невысокая, ближе к нулю, но выручают гранты. Если бы не господдержка, развитие фермы затянулось бы на долгие годы.

Комментарий министра сельского хозяйства и продовольствия Московской области Андрея Разина (из открытых источников): «В хозяйстве Сабирова, созданном в 2015 году, на данный момент содержится более 100 голов малого рогатого скота. На средства гранта «Семейная ферма» будет построена ферма на 500 голов с доильным залом, приобретено оборудование для производства сыров, куплено 60 племенных коз. К 2026 году валовое производство козьего молока на ферме увеличится с 36 до 200 тонн».

Автор статьи Людмила Черноносова 

Источник

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

×